Присоединяйтесь

А я вам так доверяла, Романов!

30 января 2013   10:25

Разговоры с творческими людьми зачастую напоминают монологи эстрадных сатириков. Слушай, и записывай. Издавай, и получай гонорар, главное, чтобы в плагиате не обвинили. Помните номер, написанный Жванецким для Карцева и Ильченко про «тупого доцента», который два часа не мог понять, что грузинского студента зовут Авас, и каждый раз отвечал, что его величают Николай Степанович. Вот нечто подобное случается у меня с местными деятелями от культуры. Предлагаю свой топ-7 самых любопытных диалогов с омскими творцами.

Его я посвящаю моему коллеге, «сидящему» на криминальной тематике, и упорно считающему, что писать о «культуре» просто, а общаться с представителями искусства одно удовольствие.

Разговор 1.

— Вот вы, Василий, пишете, что у нас скандалы. А у нас никаких скандалов. С чего вы взяли?
— Ну, как же: ваше жюри посчитали некомпетентным, а один из ведущих коллективов региона отказался от участия в местной театральной премии. Разве это не скандалы?
— Нет. Никакие это не скандалы. А я вам так доверяла, и всегда вас защищала, когда про вас говорили плохо.
Дама- функционерша сказала, что обиделась и быстро отключилась, чтобы, видимо, не передумать. Или пошла читать «Толковый словарь» Ожегова, где чёрным по белому написано, что «скандал- происшествие, громкая ссора, нарушающие порядок». Для неё скандал –это, видимо, то, что кончается рукоприкладством.

Разговор 2.
С предшественником дамы –функционерши.
— Романов! Ты зачем написал, что министерство не пришло нас поздравить.
— Но ведь оно и, правда, не пришло. А вашей солидной творческой организации было четверть века.
— Да, я столько времени потратил, чтобы наладить контакт с министерством, а ты одним росчерком пера отправил всё насмарку.
— Но во-первых не всё и не насмарку, а, во –вторых, их же, действительно не было.
— И что?! Ты зачем, такой-растакой, меня поссорил с министерством?!
Дальше, как сказали бы в одной кинокомедии, в ход пошла «непереводимая игра слов», а, проще говоря, поток славянских матерных выражений, виртуозно используемых заслуженным артистом с отнюдь неславянской фамилией. То, что люди матерятся, я знаю, но заслуженные артисты делают это с особым шиком, поражая воображение даже видавших виды журналистов.

Разговор 3.
Молодой режиссёр, родственник известного деятеля культуры ставил в одном из местных театров современную пьесу с ненормативной лексикой. Взяв у него интервью, я, естественно, вывел в первую часть материала то, что на сцене будут материться. Уж, простите, зрителей надо было предупредить.
— Я прочитал статью. Зачем вы акцентировали внимание на матах?
— Но ведь, действительно, матерятся.
— Да, но это в пьесе неглавное.
— Согласен. Но может, и надо было обойтись без матерщины?
— Работа итак со скрипом шла, а вы ещё палки в колёса вставляете. Я вот с вами больше общаться не буду.
— Это ваше право, но из песни слов не выкинешь –матерятся.
Восходящая звезда, о котором в театре говорили с придыханием, и даже рядом ходили на цыпочках, повёл себя как разобиженная примадонна. Не пытался принять очевидного, и не слышал чужих доводов. Зачем?! Он приехал на постановку и материал в омском журнале о работе столичной звезды никак не повлияет на его карьеру. И не повлиял. Хотя, как сказать: на новую постановку его в Омск позвали, но она была уже без матов.

Разговор 4.

Литератор –звезда в тот же театр приехал на инсценировку собственной прозы. Известный своим свободомыслием он дал весьма откровенное, хоть и не большое интервью. Его, как и положено, отправили для согласования в театр. Звонит сотрудница литературной части.
— Василий, просим вас, убрать из интервью фрагмент, где он критикует партию власти.
— Но ведь он же сам об этом сказал. Я его за язык не тянул.
— Ну и что- уберите.
— Я правильно понимаю: вы правите интервью самостоятельно, не показывая его гостю?
— Василий, вы всё понимаете. Директор видел интервью, и он не хочет, чтобы эта фраза была.
Фразу выкинули, еще раз подтвердив то, что Омск- город, весьма склонный к цензуре.

Разговор 5.
Брендовый режиссёр- гость театрального фестиваля дал интервью, где в лиде я его назвал «хэдлайнером форума». После того, как он его прочёл, звонит представитель мероприятия по PRу.
— Он обиделся на «хэдлайнера». Зачем вы так?
— Хэдлайнер- это звезда, открывающая мероприятие. Что тут обидного?
— Он считает, что в 60 с лишним лет не может быть «хэдлайнером».
— Вы знаете Элтону Джону тоже много лет. Но он по-прежнему хэдлайнер любого фестиваля, если его открывает. Его имя бренд.
— Нет, мы это убрали.
Режиссёр по первому образованию врач. Наверное, стажировался будущий театральный деятель в психиатрии.

Разговор 6.
С известным скульптором.
— Зачем вы написали, что я три года жил за счёт жены?
— Вы сами это сказали. И текст перед публикацией залитовали.
— Да. Но зачем вы это в заголовок поставили?
— Это цитата из вашего интервью. Там кавычки стоят.
— Всё равно это неправда. Вы меня, как мужчину, опозорили.

В следующем интервью разговоров о семье ваятеля уже не было: во избежание.

Разговор 7(самый свежий и самый типичный для последнего времени)
Дама-культчиновница.
-Вот опять звоню поругаться.
— А что такое?
— Ну, зачем вы написали, что мой начальник спешил поздравить юбиляров?
— А он не спешил?
— Нет, он пришёл за семь минут до начала. Никуда не торопился. Ушёл, правда, не досидев до конца. Но у него было ещё одно заседание.
— Ну вот видите- значит торопился.
— Нет, не торопился. У вас он какой-то торопыга. А должен быть размеренный и спокойный.
-Ну, так и у меня не написано, что он беспокойный.
— Всё равно напишите, что он спокойно поздравлял. Вот если измените и напишите как я советую- я вам расскажу какое у нас крупное мероприятие готовится.
— А без торгов нельзя?
-Нельзя: вечером – деньги, утром- стулья. Перепишите- тогда скажу.

Разговоры обнародованы не с целью обидеть героев. Возможно, они просто не слышат себя со стороны- по этому и получается не всегда адекват.



Комментарии

Петрозаводск, 24 января. Сотрудники музея-заповедника «Кижи» 24 января опубликовали открытое письмо президенту РФ Владимиру Путину.
«Коллектив музея-заповедника «Кижи» глубоко возмущен фактом уведомления об освобождении директора музея-заповедника, заслуженного работника культуры Российской Федерации и Республики Карелия, Ельви Аверьяновой и назначении на эту должность бывшего губернатора Республики Карелия Андрея Нелидова, освобожденного Вами с занимаемой должности», — говорится в письме, размещенном на официальном сайте историко-архитектурного комплекса.

При этом сотрудники музея раскритиковали деятельность бывшего главы Карелии Андрея Нелидова, назначенного 24 января новым директором заповедника, заявив, что он «проявил крайнюю некомпетентность в вопросах сохранения и охраны Кижского архитектурного ансамбля». По мнению авторов письма, разработанная под руководством Нелидова концепция развития туризма грубо нарушает российское и международное законодательство, и с приходом нового директора начнется уничтожение как отдельных охраняемых природных зон, так и всего музея в целом. Концепция развития, разработанная самими сотрудниками музея, была отклонена в декабре 2012 года.
В письме также осуждается «неуважительное отношение» министра культуры Владимира Мединского к сотрудникам музея и к Карелии в целом и подчеркивается, что министр принял решение о назначении нового руководителя, ни разу не встретившись с Аверьяновой и не поставив в известность власти республики. По словам Аверьяновой, о решении Минкультуры ей сообщили по телефону, а работники комплекса узнали об этом из СМИ. Она также сообщила, что приказ об увольнении еще не поступал, но ее просили написать заявление об уходе.
Ранее министр заявил, что музей-заповедник «Кижи» обладает колоссальным туристическим потенциалом, который в настоящий момент не используется. «


1 2 3


Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: