Присоединяйтесь

Деревянные храмы севера Омской области

03 января 2019   15:58

Распространение христианства на территории современной Омской области пришло вместе с русскими. Первыми были казаки атамана Ермака (1582 год). Чтобы закрепить землю, Российское государство в чистом поле строит город Тару (1594 год), а для защиты местного населения от набегов «кучумовых царевичей» и их союзников-калмыков строится цепь острогов.

Огромная слабозаселенная территория, окруженная многолюдными государствами с юга и присматриваемая английскими мореплавателями с севера, отдалась русским – малочисленному государству, едва оправившемуся от татаро-монгольского управления. За десять лет до этого Сибирь взял узбек Кучум, но не удержал. Вольно цитируя известного российского художника, проживающего в Омске, Дамира Муратова: «русские растут там, где ни у кого не получается».

Для России Сибирь стала не просто окном в Азию. Это несметные богатства, которые выручали и продолжают выручать: в ХVII веке – мех; в ХVIII веке – золото, медь; в ХIХ – железная руда; в ХХ – алмазы, нефть, сейчас – газ, лес. Бескрайняя суровая Сибирь определила характер широкой русской души. И заложила геополитическую модель поведения. Как поет Игорь Растеряев: «Пусть ругают нас с западных столиц — Нам на них плевать, нас не взять на понт: У России нет никаких границ — У России есть только горизонт!» От сербов услышала: «Все страны граничат с другими странами, а Россия – с кем хочет!»

Русские шли на Восток, навстречу Христу. Шли, пока не уперлись в океан, пошли вдоль побережья, а потом опять на восток по Аляске, пока не уткнулись в испанцев. Что дало силу? В их сердцах жила космическая идея: «Москва – Третий Рим!». Что Сибири дала победа русских? У того же Дамира  на крыше галереи «Кучум» – якорь. Вот этот якорь, заброшенный в небо, и есть главное приобретение Сибири.

Начиная с 90-х годов XX века, Сибирь пустеет. Сейчас по официальной статистике в Московской области проживает около 20 млн. населения, а от Урала до Дальнего востока — 36 млн. человек.

Люди уходят, оставляя свои храмы.

Деревня Вятка Усть-Ишимского района. Расстояние от Омска – 538 км. Храм Святого блаженного Василия, Христа ради юродивого Московского чудотворца.

Построен в 1911 году переселенцами из Вятской губернии, приехавшими в Сибирь во время Столыпинской реформы. В 90-е храм десять лет простоял один, окруженный тайгой.

 

Высота церковного здания — 15 метров. Для проекта храма переселенцы приглашали профессионального архитектора из Санкт-Петербурга. Материалом для постройки послужила лиственница, которая не произрастает в данной местности. Доставка бревен была сопряжена с большими трудностями: селянам приходилось волоком переправлять их через болота.

 

Сейчас здесь действует скит мужского монастыря. В 2011 году известным архитектором Татьяной Павловной Малиновской проведена начальная экспертиза церкви, сделаны замеры и зарисовки сохранившегося декора. Требуется изготовление утраченного купола, ремонт кровли, реставрация столбчатых кирпичных фундаментов и устройство цоколя. Восстановление крылец. Замена электрической проводки и обеспечение огнетушителями. Воссоздание иконостаса и приобретение колоколов.

 

Храм Святой великомученицы Екатерины, село Екатерининское Тарского района. Расстояние от Омска 339 км.

Построен в 1860 году из сосны и лиственницы на каменном фундаменте. В 1936 году храм был закрыт. В августе 2002 года возобновлены богослужения. За это время село сильно обезлюдело.

 

В строительстве использовали традиционные способы крепления брёвен, без применения металлических деталей и гвоздей. Потолка в храме не было, крыша оканчивалась тремя куполами, которые внутри были очень красиво расписаны. В советское время верхнюю часть церковного здания разрушили и покрыли плоской крышей.

 

Фотографии и чертежи церкви не найдены. В феврале 2018 г. реставратором, заместителем председателя Омского отделения ВООПиК Игорем Леонидовичем Коноваловым проведено обследование церкви и по вычисленным пропорциям составлен чертеж возможного архитектурного облика храма. Церковь требует серьезной реконструкции.

 

Храм святого благоверного князя Александра Невского (1905). Село Екатериновка Тевризского района. Объект культурного наследия регионального значения. Расстояние от Омска 498 км.

 

Село Екатериновка основано в 1898 году белорусскими переселенцами и располагается в живописном месте южной тайги при речках Туй и Усыс и озере Каут. Храм построен в традициях русского деревянного зодчества с элементами эклектики. Привлекает множество паломников и специалистов по деревянному зодчеству.

В облике церкви сочетаются древние приемы укладки сруба, традиции шатровой церковной архитектуры XVI – XVII веков и декоративные элементы «русского» стиля конца XIX – начала XX века (кокошники, подзоры, наличники, выполненные в технике сквозной и накладной пропильной резьбы).

 

Церковь серьезно реставрировалась в конце 80-х последним председателем сельского совета. Но за прошедшие 50 лет в неотапливаемом помещении сгнили нижние венцы, что грозит обрушением всей конструкции.

Важно восстановить исторические связи с эпохой освоения этих земель, чтобы бросить якорь в Небо.



Комментарии

Деревянные церкви Руси
Перекошены древние стены
Подойди и о многом спроси
В этих срубах есть сердце и вены

Заколочено накрест окно
Молчаливо, убого убранство
Но зато старым стенам дано
Мерить душу с простым постоянством

Левитан оставался один
Если кисть замирала в застое
И тогда среди многих картин
Вдруг рождалось над вечным покоем

На холсте небольшая деталь
Церковь старая на косогоре
Источник teksty-pesenok.ru
И видна необъятная даль
На былинно-бескрайнем просторе

Старорусский народный обряд
Неподкупная гордость людская
Деревянные церкви стоят
Это жизнь без конца и без края

Деревянные церкви Руси
Перекошены древние стены
Подойди и о многом спроси
В этих срубах есть сердце и вены


это как с моим соседом построил он дом в чистом поле пока я отсутствовал потом я стал по прибытии набеги совершать на него и показывать ему документы размежевании земли и что часть его дома на моем участке построена после чего я с ним не пересекался но дом все таки узаконил

и вот еще вопрос какой
немецкие военные кладбища в россии есть хотя прошло много лет с той войны
а вот узбекских и калмыкских кладбищ на территории омской области нет
зато кипчаков аргынов найманов и киреев кладбища имеются почему то
хотя им веков поболее будет чем кучуму
может это местные аборигены их захоронения специально уничтожали
чтоб их в памяти не осталось или время все таки сделала свое дело
а может не было этих узбеков и калмыков на земле омской вовсе


Очень хорошая и правильная статья! И фотографии красивые.
Как мне кажется А.Пахмутова и Н.Добронравов именно об этом и сложили свою замечательную песню

Вот пришло письмо издалека,
Где живут богато и свободно…
Пусть судьба страны моей горька —
Остаюсь с обманутым народом.
Пусть судьба печальна и горька…

Мы — изгои в собственной стране.
Не поймём, — кто мы, откуда родом…
Друг далёкий, вспомни обо мне, —
Остаюсь с обманутым народом.
Друг далёкий, вспомни обо мне…

Слышен звон чужих монастырей.
Снова мы себя переиначим.
На обломках Родины моей
Вместе соберёмся и поплачем.
На обломках Родины моей…

Мы ещё от жизни не ушли.
Свет берёз не весь ещё распродан,
И вернутся снова журавли.
Остаюсь с обманутым народом,
И вернутся снова журавли…

Не зови в дорогу, не зови.
Верой мы сильны, а не исходом.
Не моли о счастье и любви, —
Остаюсь с обманутым народом.
Не зови в дорогу, не зови…


Спасибо за прекрасную статью и за комментарии….Грустно, но светло, что есть люди, любящие свою Родину…


    Одна и та же Родина не мешает любить ее по-разному (для простейших примеров разноплановой любви — нквд, эмигранты, едросы и т. д. и т. п.). Впрочем, спасибо автору (это уже — не как ответ на комммент, просто — как PS к авторской заметке), что она спустя 5 лет что-то да напечатала: хоть напомнила тем самым, что можно зайти-глянуть там и вспомнить тех, кто писал комменты к ее заметкам, многие из которых (комментов) выдержали проверку временем, в отличие от того, что было тогда начальным поводом для комментариев. Ну, а скрепам — скрепово.


      Спасибо, что помните. Я вас тоже помню.


Отвлёк малёхо предыдущий коммент ответом на него, хотя изначально думал о другом написать. Вот о чём: что до самой заметки — она больше об объектах. А не о людях. Люди уезжают — всё, что понял. О субъектах — разве что упомянуты Коновалов с Малиновской да безымянный пред-сельсовета. Ну, прекрасно, что Коновалова-Малиновскую вспомянули, а что — этот пред-совета сельского — именем не вышел, что ли? Я, так, считанул малёхо, для своего интереса, и выяснил, что из условных 22 тысяч дней 60-летнего возраста примерно 15 тысяч приходится на взрослую жизнь. И ведь — приличное количество из них кто-то же потратил на поддержание выживания этих храмов в периоды подчеркнутой отдалённости власти от церковных дел и интересов?! Ну, закрывали, да, написано об этом — но ведь даже и за закрытым — неужто никто не ухаживал вообще? Люди уезжают, но ведь люди же и о храмах этих, хоть как-никак, а — заботились ведь? Ну, это так, к слову о храмах, к слову о скрепах. Что храм требует воспоминаний и о тех, кто его обслуживал, хоть какой-никакой доброй памятью. Чтоб скреп оживал несмотря на уезд народа, чтоб именами жил, а не просто объектом. Именами, не должностями.


    Поговорить оно конечно, можно. Эта привычка выработана у русского человека длинной сибирской зимой.
    Но главным остается опять же русский вопрос: Что делать?


      Бог терпел и нам велел!Ещё немного, ещё чуть-чуть потерпите.До 24 года!!!


      Ого, у Вас вопросики!))) Как вариант — подключать Статву (так, кажись, ответственную величают по фамилии) и — через включение в тур-поездки обеспечивать какой-то фонд для поддержки, для чего предусмотреть его (фонд) каким-то выделенным как, мож, отдельно, по доходной части и самостоятельному существованию в качестве фонда, так, возможно, и — в качестве отдельной гарантированной по направлению статьи в бюджетах каких-то территорий. Слишком от многих инстанций зависит и статусов, включая различные культурные наследия и т. п. Но как инициативу для продумывания Статвой вопроса — вполне можно забросить в ее ведомство предложение-просьбу к ней. Плюс подыскивать с ней и церковной властью мероприятия, в которых могут быть задействованы данные памятные места, чтобы и оттуда, мож, что капало — вот тут уж точно: копеечка к копеечке, копеечка к копеечке, если образно выразиться.


      И ещё: вот, между прочим — при всём при том, что я абсолютно к верованиям и церковным делам равнодушный — вот вспомните — были же у нас когда-то в СССР «поездки на картошку». Тока были они — в обязалове. Но — вот, допустим, у меня летом отпуск, и — если какой-то такой фонд организуется и если он еще возьмёт на себя кроме финансовой ещё и организаторские дела по части поддержания таких вот памятников — то: даж хотя бы 5-10 чел если наберут желающих помочь в дневной поездке — при наличии расписанного фронта работ и организатора-управленца — ДАЖЕ Я бы вполне мог откликнуться на растиражированный клич помочь с каким-то типом подсобных работ там, скажем дневного типа поездки, или на день-два, как там кто задумается и организует, в зависимости. Опыт американцев не в том, что нужно искать исключительные условия, при которых что-то подвинется с места и будет оживать, а — в том, что если сами не пожелают организовываться и быть живчиками инициативными (и рекламировать другим свои и возможные их «вспомоществовальные» варианты действий) — так и будем думать всё время — «а что делать-то»… Да, я не организатор, меня лишь можно увлечь съездить вот так вот, как описал, а в остальной части я всё же более равнодушен к тому, что есть в первую очередь церковное, а потому отдалённое от моих интересов. Или — как там, почти по анекдоту — «я стратег, моё дело предложить» :-), а как это и кто реализовываться будет — вот кто заинтересован, тот и раздает колоду того, что будет делаться, если будет…




Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: