Присоединяйтесь

Дела о гибели омских младенцев затягиваются или проигрываются

26 марта 2018   12:49

Потерявшую ребенка роженицу в суде представляла странный адвокат – помимо прочего, дама не явилась на вынесение решения (!)

Омичка Лера Иванцова (фамилия изменена) около полутора лет пытается привлечь к ответственности медиков городского роддома № 5, по вине которых, убеждена женщина, погиб ее малыш, а сама она едва выжила.
В январе 2016-го Лера и ее муж узнали радостную новость – у них будет ребенок. Молодая женщина встала на учет в женской консультации роддома № 2 (хотя рожать потом решила в 5-м роддоме), прошла все назначенные обследования. Дополнительное, у эндокринолога, показало, что во время беременности у нее повысился сахар в крови. Однако особого значения медики этому не придали. Плановую госпитализацию в роддом назначили на 38-39 неделях беременности.
30 сентября 2016-го Лера явилась в 5-й роддом: по медпоказаниям роженице было назначено кесарево сечение. Ее палату вела Елена Ходус (та самая, что улыбается сейчас с фото в рекламе).
— Я поинтересовалась у Ходус, могут ли прокесарить меня сразу, — вспоминает Лера. — Но она ответила, что на кесарево большая очередь: «Лежи и жди, у тебя все нормально, причин для экстренной операции нет».
В роддоме Лере ежедневно делали КТГ (кардиотокографию): малыш был жив-здоров и в животе шевелился. Уже определили, что это мальчик.
5 октября Ходус объявила Лере, что на утро 6-го назначена, наконец, операция. Однако до утра Лера не дотянула…

«Мест в реанимации нет, пусть ждет до утра»
— Вечером 5 октября (уже после отбоя, примерно в 22.30) у меня стали отходить воды и сильно заболел живот, — рассказала Лера. – Я с трудом дошла до поста дежурной медсестры, сообщила об этом. Она отвела меня к врачу, которая провела осмотр. Потом подошла еще одна доктор — Анна Юлина, которая в эту ночь дежурила по роддому, тоже осмотрела меня. Первая врач предложила готовить меня к операции. Но Юлина ответила ей: «Мест в реанимации нет, пусть ждет до утра». Меня отправили обратно в палату. Однако боли усилились – меня будто изнутри разрывало, ребенок перестал шевелиться, живот стал твердеть. Я очень испугалась — едва добралась до поста медсестры, подробно описала симптомы. Но медсестра отругала: «Как же тебе не стыдно! Женщины сами рожают, боли какие терпят, а ты не можешь подождать до утра! Ты же слышала: доктор назначила операцию на утро, вот и терпи!». Это было в час ночи. Медсестра попыталась снова отправить меня в палату, но я категорически отказалась. Не дозвонившись Юлиной, она пошла ее разыскивать. Когда же, наконец, вернулась, сказала готовиться к операции.
Скрючившись от боли, Лере пришлось пройти все необходимые процедуры и даже упаковывать личные вещи в пакеты. Лишь после сдачи вещей ее повезли на кесарево – в половину пятого утра.
— Когда уже лежала на операционном столе, врач-мужчина, ощупав мой полностью затвердевший живот, сурово спросил, почему так поздно обратилась к медперсоналу. Я ответила, что обращалась и раньше. Потом мне сделали укол в спину и вдруг, хотя общий наркоз не планировался, одели на лицо маску. Я задержала дыхание, чтобы понять, что происходит и услышала крик врача: «Вызывайте бригаду! Что вы стоите? Вызывайте!». Дальше – провал…
Очнулась Лера на аппарате ИВЛ, вся опутанная трубками. Долго ждала, что принесут сына, и лишь услышав шепот медсестер «наверное, будет подавать в суд» поняла: что-то не так. Пришел врач и объяснил, что ее перевозят в областную больницу. О ребенке – ни слова. Лишь когда женщина сама спросила: «Малыш умер?», односложно подтвердил догадку.

Проверяли, не сошла ли с ума
— Я была в шоке, и в облбольнице специалист выяснял, помню ли, как меня зовут, какой нынче год, замужем ли – проверял, не сошла ли с ума. Потому что кто-то в такой ситуации «съезжает с катушек», а кто-то прыгает в окно. Меня спасло то, что надо было воспитывать младшую дочку 2,5 лет – хлопот много, плакать подолгу некогда… Но мы с мужем решили привлечь к ответственности виновных. Ведь наш мальчик мог родиться живым-здоровым, были все шансы, — убеждена Лера.
Лера обратилась в страховую медицинскую компанию «РОСНО-МС». Назначенная в Челябинске экспертиза качества медпомощи продлилась восемь месяцев и выявила серьезные дефекты, среди которых опоздание с диагностикой крупного плода, когда кесарево следует проводить на 1-2 недели раньше обычного срока и «ничем не обоснованная задержка операции: осмотр дежурной бригадой в 2.40, а операция началась в 4.30».
Иванцовы собирались вчинить роддому гражданский иск, но после публикаций в СМИ Леру вызвали к следователю: в отношении врача Юлиной возбудили уголовное дело по ст. 238 ч.1 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья).
В рамках дела комиссионную экспертизу качества медпомощи провели в Санкт-Петербургском бюро СМЭ. Питерские эксперты выявили дефекты диагностики и лечения как на этапе женской консультации, так и в роддоме.
Если бы операцию провели сразу после жалоб, малыш был бы жив
В женской консультации, сказано в экспертизе, не проводилась коррекция уровня глюкозы в крови беременной, что…не препятствовало патологической прибавке в весе и развитию диабетической фетопатии у плода (это патология, возникающая вследствие диабета у будущей мамы — избежать проблем помогают тщательный контроль и лекарства). А отсутствие адекватной оценки тяжести сахарного диабета у роженицы привело к ее несвоевременной госпитализации в 38-39 недель беременности и запоздалому родоразрешению. Госпитализировать следовало в 37-38 недель (не позднее 23 октября 2016 года) и провести кесарево сечение в эти сроки. Эксперты сделали вывод о наличии причинно-следственной связи между дефектами медпомощи в женской консультации и неблагоприятным исходом беременности и родов.
В роддоме ситуация усугубилась. Согласно выводам СМЭ, « гибель плода произошла из-за развития родовой деятельности после и вследствие разрыва плодных оболочек в период от 30 минут до 2 часов до начала операции кесарева сечения – не позже, чем в 3 часа ночи. Дефекты медпомощи в роддоме – отсутствие врачебного наблюдения с 22.30 и несвоевременная диагностика разрыва плодных оболочек и раннего излития околоплодных вод; невыполнение КТГ и УЗИ плода для оценки его состояния с момента появления у женщины жалоб.
Экстренное кесарево сечение необходимо было проводить сразу после появления жалоб на излитие вод, а не в 4.30 – когда уже наступила гибель плода, считают эксперты. Тогда малыш остался бы жив.
Перед новым 2018 годом уголовное дело в отношении врача Юлиной планировали направить в суд, но прокуратура вернула его на доследование: не проведены необходимые очные ставки.
— Очную ставку между мной и Юлиной провели, — сообщила Лера. – Меня тревожит, что дело затягивается, не истек бы срок давности… Такие дела нельзя «заминать», это опасно для жизни рожениц и их малышей. У меня нет цели посадить врача Юлину, но я категорически против того, чтобы она продолжала работать.

За нехватку аппаратуры и мест в реанимации отвечают чиновники
Следует добавить, что случай с Лерой – не исключение. Почти одновременно в 5-м роддоме погиб еще один младенец, а его матери удалили матку. Проиграв райсуд по гражданскому иску к роддому, пострадавшая перед Апелляцией обратилась за консультацией к медицинскому юристу Вадиму Новоселову.
— В этом случае тоже запоздало провели кесарево сечение — теперь у женщины ни детей, ни возможности родить, — прокомментировал Вадим Павлович. — Однако выиграть суд на этапе Апелляции было уже невозможно. Дело в том, что экспертизу качества медпомощи провели в Омском бюро СМЭ (подведомственном облминздраву – авт.), выводы в пользу врачей. И чего стоит тот факт, что на вынесение решения в райсуде не явились ни истица, ни ее юрист! Составленная этим юристом Апелляционная жалоба была на одном листе, без единой ссылки на законы.
Сейчас Новоселов готовит иск еще одной омской роженицы к роддому № 1: после несвоевременного кесарева ребенок родился тяжелым инвалидом.
— Примечательно, что во всех почти случаях ведомственные проверки облминздрава делают вывод о том, что врачи сработали правильно, виноваты сами пациентки, – говорит медицинский юрист.
Но если копнуть глубже, ответственность лежит и на медицинских чиновниках. Лера Иванцова услышала, как врач сказала: «нет мест в реанимации». А в заключении Питерского бюро СМЭ есть выводы о недостоверных результатах УЗИ в женской консультации роддома № 2 (что там за аппарат?), непроведенных исследованиях в 5-м роддоме.
Эти вопросы – к организаторам здравоохранения, главврачам и чиновникам облминздрава.
Пока региональным управлением Росздравнадзора руководил Александр Московский, на сайте ведомства регулярно появлялись отчеты о серьезной нехватке в больницах Омска и области аппаратуры и медперсонала (до 70%). С помощью подметных писем Московского убрали.
Теперь местный ТФОМС спокойно распределяет миллионы рублей частной клинике «Евромед».



Комментарии

Да, вот такие юристы «защищают» теперь интересы пострадавших от мед.ошибок омичек. Сто раз писали, что Омкое бюро СМЭ — подведомственная облминздраву организация, что выводы этого бюро зачастую в пользу врачей. Юрист этого не знала? А как можно не явиться на ВЫНЕСЕНИЕ РЕШЕНИЯ?


Ситуация со здравоохранением в Омске, собственно, как и по всей стране — катастрофическая. Бесплатная помощь » ликвидирована как класс». Не секрет, что тех, кто пытается, повлиять на ситуацию, изменить её, прессингуют, причём с использованием административного резерва, не гнушаются, вмешательством правоохранителей. Но, сейчас, речь не об этом. Мы видим случаи, тотального цинизма, коррупционной составляющей и желания » власти», » замять» случившееся! Потом это приводит к Волоколамску, Кемерову,…… До каких пор, чиновники всех мастей, включая руководителей Омского Минздрава, будут безнаказанно покрывать медиков, виновных в смерти детей!? Их цель одна — усидеть в своих креслах как можно дольше, положить в свои карманы как можно больше! Их не смущает, что на кону — жизни детей, страдания родителей! Они готовы объявить преступниками всех, кроме себя! Хотя, преступниками — ст. 293 УК РФ, они , подозреваю, могут являться, потому что именно на них возложена ответственность за ненадлежащий контроль за оказание медицинской помощи! Это такая же ситуация, когда судей, например, крышует такой же областной суд! Все, как везде, в Омске. Никто не гарантирует тебе защиту и, даже , жизнь! Россия, нынешняя, это КЕМЕРОВО. На высшие посты садят людей, которые уверены в своей безнаказанности, имея связи с московской верхушкой Беспросветная ложь. Берегите своих детей! Думаю выход один, судя по событиям в Кемерово! Бежать их этой страны, чтобы сохранить жизни своих детей.


    совершенно верно, но хотелось бы что бы эти упыри свалили из России а не мы и наши дети


из года в год, как под копирку, повторяются подобные случаи. Минздрав же, вместо анализа и наведения порядка, делает всё чтобы сохранить репутацию. Хотя «репутация» осталась только в глазах самих же функционеров минздрава. Прокуратура — ноль, росздравнадзор — «карманный», ТФОМС — не просто «караманный», но и сытый… Есть ещё вопросы, почему на территории области такая ситуация? И все шикают и цикают, как же можно идти против «корпоративных интересов»?


По моему мнению первым, но наиболее важным шагом на пути улучшения ситуации в российском здравоохранении стало бы выведение учреждений здравоохранения особого типа (бюро судебно-медицинской экспертизы) из прямого подчинения территориальных минздравов. Так как, по причине отсутствия действительно объективных и независимых экспертных заключений в отношении бюджетных медицинских организаций, создаются условия для сокрытия серьёзных, а подчас и преступных действий (без действий) отдельных медицинских работников. Считаю правильным создание федеральной структуры бюро СМЭ и реестра независимых врачей-специалистов в системе Минюста РФ. Многолетняя результативная работа медиков в системе ФСИН и МЧС убеждает, что такая реформа возможна. Кроме этого, надеюсь что чиновники Минюста, в отличии от чиновников Минздрава, смогут решить многолетнюю проблему штатной неукомплектованности БСМЭ, повысят престижность работы судебно-медицинского эксперта, в том числе и в материальном плане.


Наталии Гергерт
Ничего нет странного в том, что не явились на вынесение решения- зачастую это проформа по зачтению уже готового решения и ничего не меняется от того пришли ее выслушать или нет. Но есть одно но- если это адвокат, то не явиться он может только по указанию клиента, а если юрист- то там кодексы не писаны.

Адвокат несет ответственность и перед клиентом и находится под надзором Палаты адвокатов Омской области во всех делах (и гражданских и уголовных), а вот юрист отвечает только перед клиентом и то в рамках гражданско-правовых отношений.

Заметьте заголовок-«роженицу в суде представляла странный адвокат» — в тексте Новоселов употребляет правильный термин- «юрист». Всякий адвокат- юрист, но не всякий юрист- адвокат: эту разницу объяснить журналистам bk55 невозможно.


    Здесь это не имеет решающего значения — юрист или адвокат, а вот не явиться на вынесение решения — это просто удивительно


«Сто раз писали, что Омкое бюро СМЭ – подведомственная облминздраву организация, что выводы этого бюро зачастую в пользу врачей. Юрист этого не знала?»

Наталия, что толку от того, что я знал, что Омское бюро СМЭ однозначно трактует любую ситуацию в пользу больниц? Я написал ходатайство о проведении СМЭ в другом регионе. Судья наплевала на это ходатайство!
Кроме СМЭ у нас и судьи пляшут под дудку известного товарища С-ко.


Слушать или нет текст решения суда — это простая формальность, на суть самого решения это никак не влияет, тем более что как правило судья зачитывает только резолютивную часть решения. А вот обжаловать в срок, если не согласен с решением суда, вот это очень важно. Так что не торопитесь «бросать камни» в юриста (адвоката).


Круговая порука медиков совершенно непробиваема. Нужна спецслужба по надзору за медиками, в которой не будет ни одного медика.


    Интересно как они будут надзирать над медиками. Если сами не волокут в этом. Что чушь то несёте. И медики в том числе мои коллеги, друг друга дай Боже подставляют. Так что не зная вопроса, лучше вообще помалкивать, Афоня


конечно хотелось бы верить в нашу судебную справедливость, но мы живем не в той стране. Просто ужас какой то произошел с Лерой Иванцовой, дай бог ей терпения и сил.


Знаете, Наталья,я уже ничему происходящему не удивляюсь.Чтобы не вызывать ,,ненависть и вражду» , с этим теперь тоже строго, можно и под суд попасть, приплетут к 5 колонне, врагам.И жить все страшнее.


1 2


Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: