Присоединяйтесь

О сексуальном: этому дала, а этому не дала

18 сентября 2013   10:03

Кто сказал, что информационная война в нашем городе закончилась? Она просто перешла в иное русло. Теперь объектами военных действий являются не город и область, а свои-чужие.

«И не забудьте сказать вашему фотографу, чтобы после третьего звонка он обязательно закрыл плотно крышкой объектив. А то он забывает, а снимать нельзя», – голосом классной дамы сказала заведующая литературной частью одного из омских театров, когда давала мне разрешение на присутствие на сдаче премьеры, открывающей сезон.

 

Я согласно кивнул. Дело в том, что, как и большинство местных театров, этот содержит своего штатного фотографа, и дает только его фотографии печатать. Заметим, что также имея в штате собственных фотоработников, другие учреждения Мельпомены позволяют трудиться параллельно и нашим. У всех же свой хлеб: им – в буклеты и афиши, нашим – быстро в номер и на сайт. Однако такие отношения с театром, о котором я пишу, не катили. Завлит изображала строгую Фрёкен Бок, а я и мой фотограф, ну вроде как шалунишки Малыш и Карлсон, не спорили. В смысле пусть тетя изобразит главную, а мы сделаем вид, что с ней согласились и будем делать свое дело: рассказывать читателям о том, что увидели на сцене и в фойе учреждения Мельпомены, кстати, государственного, то есть существующего на наши с вами деньги.

Другая дама, сидящая с завлитом в одном кабинете, эмоционально восклицала: «Ваши фотографы портят театральную ауру». И закатывала при этом глаза к потолку, в праведном негодовании. Сразу отвечу, что вообще-то фотографы по природе своей чаще всего люди незлобивые и испортить что-то специально не стараются. Они работают. И, согласно «Закону о СМИ», препятствовать им в этой деятельности нельзя. Также как и запрещать мне, журналисту, выполнять свой профессиональный долг.

Однако с нежеланием театра не позволять нашим фотографам снимать их нетленки, мое издание до сих пор мирилось, потому что такое правило распространялось на всех. Ведь чтобы получить снимки штатного фотографа, надо было обязательно предоставить предварительно текст на вычитку, с чем, собственно, мы и были прежде всего категорически не согласны: а чего ради, простите, театр бюджетный, материал же мы пишем не рекламный. Если театр убежден, что мы их оболгали, пусть подает в суд, вычитывать же тексты – значит, заниматься откровенной цензурой.

Так вот, сходив на сдачу спектакля без своего фотоспеца, я решил, что сделаю репортаж с обтекаемым снимком из интернета. Так часто выходят из положения, когда нет изображения с события. Однако каково же было мое удивление, когда один из омских сайтов опубликовал репортаж с этой же премьеры с фотографиями своего автора. Под материалом черным по белому подписано: «Фото автора».

На мой резонный вопрос по телефону «А, собственно, почему?» в театре ответили, что разберутся и перезвонят. Жду до сих пор.

Кстати, директор этого учреждения Мельпомены, человек закрытый, не публичный, как всегда уверял он сам, вдруг разоткровенничался перед корреспондентом скромной газеты, до самых последних пор распространявшейся бесплатно. Этому же изданию дал интервью и главреж театра. Но ведь у популярного СМИ читательская аудитория больше, задаем мы резонный вопрос?! И он повисает в воздухе. На него нет ответа.

Не ставя своей задачей напугать культурных деятелей, напомню им, что их действия подпадают под статью УК о воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналистов. В уголовном праве России это деяние является преступным, согласно статье 144 Уголовного Кодекса РФ. Уголовная ответственность устанавливается за создание помех профессиональной деятельности журналистов в виде принуждения их к распространению, либо к отказу от распространения информации.

Подобное поведение, честно говоря, обескураживает. Оно как минимум неэтично, как максимум непрофессионально. Не по учебнику пиар-технологий, а по детской книжке: «Этому дала, этому дала, а этому не дала». В проигрыше зрители. Но кто про них думает?! Вдруг задумавшееся о рейтингах СМИ или театр, изображающий открытость за чужой счет.



Комментарии

Перевожу с театрального на русский. Автора жаба задавила, что журналист другого издания оказался бойчее и нахальнее)


Ну Ким Ир Сен хорошо понимает посевеверокорейски. А вот почеловечески – это не вне его разумения


Ой! Василий!!! Ну наконец-то!!!


    )))))))))))))Здравствуйте Ирина!


      Конечно, здравствуйте!!! Заскучали без Вас….


Другая дама, сидящая с завлитом в одном кабинете, эмоционально восклицала: «Ваши фотографы портят театральную ауру». И закатывала при этом глаза к потолку….
******************
Ой! Представила!!!!))))))


— Дворянчик с жалким видом,
Без лент и без перчаток! (Де Вальвер, вельможа)
— Да.
Но я не уходил с несмытою обидой,
С помятой честью — никогда!
Пусть я одет не очень элегантно,
Однако, думаю, заметно даже вам,
Что на моем сукне не проступают пятна,
Как проступает грязь по вашим кружевам.
Перчаток тоже нет и обменяться не с кем
Перчатками, чтобы исчерпать спор.
Зато в любом кругу — в несветском или светском —
За мной звенела правда громче шпор! (Сирано де Бержерак)


1 2


Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: