Присоединяйтесь

Легализация благотворительности

22 декабря 2011   22:25

Благотворительность — один из самых эффективных способов снять социальные противоречия. Добровольное перераспределение части денежных средств путем пожертвований дает возможность бедным решить свои насущные проблемы, а богатым хоть в какой-то степени сгладить конфликт с окружающей их социальной среды. Есть, конечно, еще один вариант: отгородиться от мира высокой непрозрачной стеной, но как показывает практика, он не так эффективен, как хотелось бы состоятельным владельцам частной собственности.

Что мешает развитию благотворительности в России, в которой нуждаются все? И не исключено, что богатые ничуть не меньше бедных. Те, кто занимаются бизнесом, говорят в первую очередь об особенностях российского «Налогового кодекса» до недавних пор откровенно чуждающегося поощрения филантропии. Но этим летом российская Госдума приняла закон, по официальной версии направленный на стимулирование благотворительной деятельности. Он снял ряд абсурдных требований. Например, необходимость выплаты 13-ти процентов подоходного налога в случае вторичного пожертвования в адрес нуждающихся. И хотя вопрос: почему это произошло только сейчас, остается, этот шаг можно расценивать как серьезный сдвиг с мертвой точки.

Есть более серьезная проблема, на которую не так часто публично обращают внимание те, кто занимается организацией благотворительной деятельности. На этот раз речь идет о распределении ответственности за решение социальных проблем между государством и обществом. Фактически старые правила не действуют. Государство по-прежнему берет на себя повышенные обязательства, выполнить которые не в состоянии: обеспечить всех всем. Речь идет, в первую очередь, об оказании не просто качественной, а высококвалифицированной медицинской помощи, требующейся при лечении редких, так называемых орфанных заболеваний.

Эта проблема является общей для всех стран, на ее решение тратятся колоссальные усилия. Привлечение в таких случаях благотворительных фондов — общемировая практика. Казалось бы, почему государству, которые расставляет в распределении бюджетных средств другие приоритеты, открыто не заявить о том, что ответственность за заболевания, которые требуют дорогостоящего лечения, полностью ложится на общество. В конце концов, речь идет только о констатации реального положения дел. Заявление такого рода послужило бы санкцией обществу на самостоятельное формирование защитных экономических механизмов. Пока же ситуация остается неоднозначной: с одной стороны государство декларирует готовность разрешить все проблемы своих граждан, с другой оно просто не обладает для этого необходимыми ресурсами. Эта двойственность как раз и является фактором, препятствующим развитию благотворительности.

По сути благотворительные пожертвования — это налог, дополняющий все существующие. Но этот формат платежей требует максимальной осознанности. Если кто-то добровольно отдает свои деньги, он должен буквально видеть на какие цели они будут потрачены или абсолютно доверять тому, кто будет распоряжаться этими деньгами. Как раз в этом случае есть еще один ряд вопросов, которые возникают, может быть, во вторую очередь, но именно из-за них зарождается тот самый скрытый конфликт между благотворительными фондами и государством. Ведь формально на лечение тех же орфанных заболеваний мы уже заплатили путем налоговых отчислений. Почему эти деньги не работают достаточно эффективно? Почему эти заболевания можно вылечить в Израиле, в Германии, но не в России?

Ответ очевиден. Российская система здравоохранения так устроена, что она не в состоянии справиться со всеми «болячками». И та самая высококвалифицированная помощь доступна далеко не всем. А те, кто ее все-таки может добиться, почему-то предпочитают лечиться за рубежом. По оценке Ларисы Попович, директора Института экономики здравоохранения Национального исследовательского университета: “Несмотря на то, что каждый год мы слышим об увеличении ресурсов, которые выделяются на здравоохранение, в реальности они не увеличиваются, а находятся до сих пор на уровне 1991 года». По ее данным во всех развитых странах государственные расходы на систему здравоохранения существенно выше, чем в России, где расходы на медицину, причем не только государственные, но и частные, в совокупности приближаются только к 5% от ВВП. Это не намного больше, чем в Китае. Тогда как в США, к примеру, эта статья бюджетных расходов составляет 105% ВВП Российской Федерации.

Появление в этой ситуации из года в год детей, которым нужна эксклюзивная медицинская помощь, и которую не в состоянии оплатить их родители неизбежно. Таких в Омской области пока выявляется около 4-5-ти в год. Речь идет исключительно об обращениях в омский центр помощи детям «Радуга» – это единственная общественная организация, которая может справиться с такими сложными случаями. Стоимость операции в зарубежной клинике на льготных условиях, которые предоставляются благотворительным фондам — от 50 до 120 тысяч евро. Таким образом, мы можем примерно спланировать приблизительный региональный бюджет на лечение детских орфанных заболеваний (а ведь есть еще и взрослые). Оно равен полумиллиону евро. И речь идет, скорее всего, о минимальной сумме.

Основное условие для тех случаев, когда «Радуга» готова выступить организатором сбора средств, консультантом и переговорщиком с западными клиниками — официальная рекомендация со стороны государственных учреждений. Это механизм, когда госучреждение фактически санкционирует сбор средств, возник не сам собой, а во многом благодаря личным усилиям сотрудников «Радуги». В России, где государство по-прежнему доминирует во всех областях, он необходим. Но почему бы лишний раз не признать публично, что возможности государственной системы здравоохранения ограничены? Пусть в этом случае будут настоящими героями не чиновники, а общественники. В конце концов, это будет стимулом не только для расширения поля деятельности благотворительных фондов, увеличение потока пожертвований и вместе с тем совершенствования механизма контроля за расходом средств благотворительными фондами. Но самое главное у детей, которые умирают рядом с нами, шансы на жизнь увеличатся.



Комментарии

Вячеслав, приветствую Вас! Больную тему поднимаете…


После такого текста хочется или спать, или блевать. Автор явно не дружит с разговорным языком, а говорит на языке чиновников или партийных работников.


    автор поднимает проблему, о которой нужно говорить конкретно, разбираясь во всех законах, сравнивая опыт европейских стран, и предлагая конкретные решения. разговорный язык почитайте на тысячах слезливых форумов по этой тематике. вот там все от сердца и более, чем «не на языке чиновников».


Тема очень актуальная. Пути решения есть и хорошо, что здесь осветили некоторые из них. Спасибо за новый блог и обсуждение острого социального вопроса.


Спасибо, уважаемые читатели за то, что заглянули на эту страничку:-)


Вроде как 2.01.12 Андрея Попова везут в Германию. И ведь не спецбортом МЧС (((( Позорище!


Благотворительность не панацея.
В Германии, как я слышал, до 60 процентов изымаются излишки у некоторых штатских,
которые получают сверхдоходы. И Германия как государство прочно стоит на ногах, социальная сфера, по сравнению с дохлой российской, – фантастическая. Германия фактически тащит теперь и всю Европу. И ничего, богатые немцы понимают, что
заработать миллиард долларов невозможно, его можно только получить, оказавшись в нужном место в нужный час.




Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: